Параллельный мир — альтист всемирно известного квартета Ойстраха о классике

РОМАН ШАДРИН

Вечером 5 ноября, после более чем трёхлетней паузы, в Чите давал концерт струнный квартет имени Давида Ойстраха. Солисты мирового уровня играли на итальянских инструментах XVIII века музыку Шуберта, Шостаковича, Чайковского, Паганини. Уже после концерта, в тихой чайной комнате между гримёрными, альтист квартета, лауреат международных конкурсов, преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского и Российской академии музыки им. Гнесиных Фёдор Белугин рассказал, чем живут и чем счастливы современные исполнители классической музыки.

— Расскажите немного о человеке, имя которого носит квартет. Как коллектив получил это имя?

— ХХ век в истории музыки стал Золотым веком скрипичного исполнительства, когда миру открылась масса имён, вынесших скрипичную музыку на особый уровень. И в первых рядах великих скрипачей находился и наш соотечественник Давид Фёдорович Ойстрах, признанный одним из лучших мастеров за всю историю скрипичного исполнительства. Ойстрах был, и до сих пор остаётся кумиром всех скрипачей, поэтому мы не смели надеяться и даже подумать, что когда-нибудь наш квартет получит его имя. Но масса обстоятельств сложились таким образом, что по решению семьи Давида Фёдоровича — его сына Игоря и внука Валерия — мы получили право носить это имя.

— Почему именно квартет?

— Сейчас кажется, что так совпали звёзды и по-другому быть не могло, но история наших творческих и дружеских отношений началась гораздо раньше официального создания квартета в 2012 году. Андрей Баранов и Алексей Жилин учились вместе ещё в петербургской Центральной музыкальной школе, вместе росли, ездили на конкурсы и были лучшими друзьями. Я с Андреем Барановым познакомился в 2006 году, когда пришёл на конкурс имени Чайковского и впервые услышал молодого скрипача такого уровня. После этого мы с Андреем переиграли огромное количество всевозможной камерной музыки — дуэты, трио, квартеты в разных составах. Итогом этих взаимоотношений стало создание квартета, о котором мечтал каждый из нас. Дело не только в том, какие репертуарные возможности открываются перед квартетом в принципе. Дело и в уровне его участников. Например, сегодня мы играли переложения каприсов Паганини. То, что я сделал транскрипции этих каприсов — не самая большая заслуга. Гораздо важнее, что ребята, играющие в квартете, способны исполнить его на таком уровне.

Для многих людей словосочетание «камерная музыка» ассоциируется с музыкой для избранных, чем-то элитарным, требующим необыкновенного интеллектуального труда. Это действительно так, но лишь отчасти. Когда квартет составляют четыре солиста, каждый из которых имеет полноценную сольную карьеру, то это уже не просто камерная музыка, а соревнование четырёх солистов, открывающее другой масштаб и другой темперамент.

— Каким образом всем вам удаётся совмещать работу в квартете с сольной карьерой?

— Вместе мы репетируем меньше, чем большинство камерных или симфонических оркестров, и в этом есть свой плюс — радость каждой встречи, мы не устаём друг от друга. А с технической точки зрения всё решает онлайн-календарь, в котором мы видим расписания друг друга на два года вперёд. Внутри этого календаря мы ежемесячно отводим время для репетиций, концертов, записей, подготовки новой программы. Весь новый репертуар мы, как правило, осваиваем в летние месяцы отдыха.

— Кто отвечает за новый репертуар? Вы отбираете его коллегиально?

— Выбор репертуара — дело ответственное, нужно учитывать множество факторов. Организация концертов, как правило, начинается за полтора — два года, и мы примерно представляем, какой репертуар будет наиболее эмоционально подходящим в то или иное время. Время года, публика, всё имеет значение. Я думаю, что 8-й квартет Шостаковича, который мы играли сегодня, вряд ли был бы уместен в преддверии 8 Марта или под Рождество. Поэтому при встрече мы всё это обсуждаем, вносим каждый свои предложения и приходим к какому-то убедительному для большинства выбору. А выбираем мы то, что кажется на наш взгляд лучшим, подлинную классику, отшлифованную временем. То, что приносит нам счастье.

— Много музыки слушаете сами?

— Конечно. Это наша жизнь, в кругу классической музыки мы находимся с детства и слушаем её очень много. Поэтому проблем выбора у нас практически нет — столько гениальной музыки вокруг. Меня часто спрашивают, слушаю ли я что-то кроме классики. Ответ один — в классической музыке есть всё, что нужно для души, тела и интеллекта. Классика настолько многообразна, что насыщения не бывает никогда. Устанешь от романтических переживаний, можно послушать более лёгкую и светлую музыки эпохи барокко, хочешь испытать более сложные чувства — окунись в музыку ХХ века, например, в произведения Шостаковича. И это лишь то, что на поверхности. А ведь есть минимализм, экспрессионизм, додекафония, фольклор, симфоническая музыка и ещё множество всего. Человек, который занимается классической музыкой, никогда не бывает одинок, ему никогда не бывает скучно. Дома и в машине у меня всегда играет радио «Орфей» — это как окно в параллельный мир.

— Как вам Большой зал читинской филармонии?

— Музыканты, в большинстве своём, перфекционисты и всегда идут к тому, чтобы сыграть лучший в своей жизни концерт. А для того чтобы и музыкант, и зритель, ушли в полной гармонии и с ощущением удовлетворения, нужно сочетание многих условий. И дело не только во внутреннем настрое. Большая разница, играешь ты в спортивном зале, или в зале концертном — настоящем храме музыки, который настраивает на возвышенные чувства. Акустические качества зала тоже важны, они могут давать музыкантам почувствовать красоту звучания. Важно, чтобы все играемые тобой тончайшие нюансы были также хорошо слышны, как на сцене.

Читинский зал нам очень нравится. Для своих больших размеров он обладает хорошей, гармоничной акустикой, в которой можно исполнять и симфоническую, и камерную музыку.

— А что ещё нужно для хорошего концерта?

— Четыре стула, четыре пульта, свет. Ведущий, который может вести концерт. Мы с большим удивлением слушаем невероятные истории о бытовых райдерах звёзд поп-музыки. В классической музыке всё строится вокруг слова «достаточность». И ещё очень важно отношение. В техническом райдере ты не пропишешь, чтобы в самолёте, гостинице или в администрации всегда относились к тебе на должном уровне. А это, может быть, главное для организации концерта — хорошее настроение.

— Насколько музыканты квартета дружны вне работы?

— Мы не связываем между собой слова «Музыка» и «Работа». Музыкант — это не профессия, а образ жизни. И мы очень рады, что дело, которому посвятили жизнь, это не работа в традиционном понимании. Важна гармония не только творческая, но и человеческая. Слава богу, она у нас есть.

«Чита.Ру» благодарит за организацию интервью Забайкальскую краевую филармонию им. Олега Лундстрема.

Источник: https://www.chita.ru/articles/93961/?preview=82cc2df2b3049b9d6bafdfa64ea5b788